Вторая Мировая Война » Переезд в Салтыковку

Опубликовано: 29.08.2018

В декабре 1942 года снабжение продуктами в Москве ухудшилось, и мама судорожно изыскивала возможности, чтобы прокормить нас, троих детей. В какой-то момент к нам в дом зашёл мужчина, одетый по-деревенски. Он спросил, не продаётся ли наш дом. В качестве платы он предложил продукты питания — мясо и муку. Мама ответила: «А вы не подумали, где буду жить я с детьми?» На это мужчина предложил: «Ваш дом большой и участок большой, вы его продадите, а купите поменьше. Половина продуктов будете отдавать тем, у кого вы участок купите».


Огромный блошиный рынок антиквариата в Синее, Бельгия [май 2018]

При разговоре присутствовала Нюрка-Рыжая, которая предложила спросить у соседей Уткиных, не продадут ли они свою половину дома нам.

Дом Уткиных до конца ещё достроен не был. Там не было террасы, и даже пола не ней. Участок был в три-четыре раза меньше нашего.

Мама спросила мужчину, сколько они будут давать мяса и муки. Она согласилась на предложенное ввиду того, что у нас было очень тяжёлое положение с питанием. Мама не могла согласиться с тем, чтобы мы, дети, испытывали нужду в продуктах питания, поэтому она и согласилась обменять дом на продукты.

Папы не было, он находился в Архангельском военном училище, но мама была уверена в том, что он не будет возражать.

Мама с Нюркой-Рыжей ездили за продуктами в Рязань и добывали ещё кое-что к тем продуктам, что выдавали по карточкам. К тому же у нас были московские карточки, которые отоваривались лучше, чем местные Никольские.

Нюрка-Рыжая предложила сразу же сходить к Уткиным. Мама пошла с ней и вернулась очень быстро. Она сказал мужчине, что соседи согласились. Мужчина поставил условие: освободить дом по окончанию получения последних продуктов за дом. Мужчина ушёл, а мама уже на следующий день подготовила договоры между собой и мужчиной, а также между собой и Уткиными. Буквально через день или два договоры были оформлены в поселковом совете.

Покупатель по фамилии Басов имел семью из четырёх человек. Они жили временно под Волоколамском у своих родственников. Уже через неделю Басовы привезли тушу барана и муку. Мама тут же привезенное разделила пополам и вторую половину отдала Уткиным.

Мама уже не стала ездить в Рязань в деревню на менку. Отношения с Уткиными были хорошие. Но вдруг весной Уткины заявили, что они не согласны с нашим договором и расторгли его. Срок поставления последней партии продуктов истекал. Мама не знала, что делать. Тогда Нюрка-Рыжая предложила поискать, не продаётся ли дом в Салтыковке недалеко от железнодорожной станции.

Уткины продали свой дом другим людям за большие деньги и рассчитались с мамой за полученные продукты. А мама сумела быстро найти часть дома в посёлке Салтыковка.

В марте 1943 года мы освободили свой дом и переехали в Салтыковку. Комната в доме была около тридцати квадратных метров. Вход был через террасу. Участок — три сотки, хотя в Никольском участок был около двадцати соток.

Я не стал уходить из Никольской школы и продолжал учиться. В школу ездил на лыжах через поле около кладбища.

Так мы оказались в Салтыковке и стали жить на улице Лесной. В Никольском я закончил третий класс и две четверти четвертого класса. Оттуда уехал с мамой под Сталинград к папе. Учительница дала маме мой табель, в котором стояли только отличные оценки, и сказала, что если я вернусь, то она меня снова примет в свой класс.

Продолжение следует.

Источник: Жизнь зеленая. Москва: издательство «Карпов», 2004. Тираж 100 экз.

rss