Владимир Компанейщиков: Свобода слова используется для разрушения – морали, общества, государства

Опубликовано: 06.09.2018

Вице-губернатор, руководитель аппарата губернатора Омской области Владимир Компанейщиков рассказал ЖурДому о развитии СМИ региона, работе журналистов и своем понимании свободы слова.  

Скажите, пожалуйста, насколько влияют средства массовой информации на политику областной администрации? Насколько она подвержена влиянию, как Вы думаете?

Конечно, мы учитываем те материалы, которые публикуются и в федеральных, и в региональных СМИ. Совершенно очевидно, что мы анализируем тренды, понимаем, каким образом те или иные события и их развитие может повлиять на социально-политическую, общественную ситуацию в регионе. Но не могу сказать, что мы ведомы в этом процессе.

Омская область, благодаря личной позиции губернатора Виктора Ивановича Назарова, очень открытый регион, где созданы благоприятные условия для работы СМИ. Но, к сожалению, очень часто приходится читать материалы, суждения, высказывания, которые грешат серьезной предвзятостью, односторонностью, а иногда и просто катастрофически низким качеством самой журналистской работы. В целом, я, конечно, не могу судить профессионально, я не журналист, но, извините, когда с русским языком у людей проблемы, это не может вызывать положительных эмоций.

Насколько региональная власть подвержена влиянию негативных публикаций?

Лично моя позиция, как человека, который не так давно стал курировать информационную политику Правительства Омской области – не на весь негатив стоит реагировать. Есть старый принцип: не кормить тролля. Поэтому мы тролля и не кормим. Что же касается реальных проблем, о которых говорят и пишут журналисты, мы на них реагируем.

Если говорить честно, я не очень верю в независимость СМИ. К сожалению, рентабельность наших СМИ такова, что говорить о независимости – мягко говоря, грешить против истины. Поэтому, поскольку нет независимых СМИ, они очень часто занимают какую-то проплаченную позицию. Могу высказать мои личные впечатления как человека, который долгое время прожил за пределами Омской области и наблюдал её через СМИ, в первую очередь, digital СМИ. Такое впечатление, что люди, которые пишут об Омске, настолько его ненавидят, настолько брызжут при этом слюной, что очень хочется сказать: «Ребята, там, где нельзя больше любить, нужно просто пройти мимо. Пройдите мимо этого города, уезжайте, в конце концов». В конечном итоге, мысли материальны, а мысли, высказанные в СМИ, вдвойне, наверное, материальны, они влияют на атмосферу, которая в регионе формируется. Они влияют, в конце концов, на приток инвестиций: если посмотреть на Омскую область с точки зрения так называемых независимых СМИ, то создаётся впечатление, что это просто филиал ада на земле.

Всё плохо?

Проблема в том, что это очень серьезно влияет на желание многих высоких профессионалов журналистского сообщества работать в Омской области. Очень часто, даже на федеральном уровне, можно увидеть очень талантливых, интересных, ярких журналистов, которые работали в Омске, но уехали только потому, что заказ там идёт в основном на «желтые» факты и темы.

С чем связано такое качество Омской журналистики? С плохим образованием?

Я думаю, что образование вряд ли низкого качества. Однако, когда требования тех, кто формирует редакционную политику, находится на уровне «попал под лошадь», то журналистский коллектив тоже соответствующий подбирается. Я не хочу сказать, что они все такие, но… Есть очень яркие, талантливые люди, но в целом, к сожалению, тренд не очень радующий. Всё-таки журналистика, на мой взгляд, очень сложная сфера, она требует серьезной личностной, психологической зрелости.

В Омской области сколько средств массовой информации в процентном отношении, контролируется властями – региональными и федеральными, а какой процент отдан частному бизнесу?

Большая часть контролируется не региональными властями. В этом смысле Омская область, наверное, уникальный регион: у нас нет такого давления провластных СМИ на информационном поле. И это, конечно, формирует определенную особенность с точки зрения организации информационной политики.

А сколько групп влияния вообще в Омском медийном поле существует?

Я бы выделил четыре. Включая нас.

Три из них, как я понимаю – это финансово-промышленные группы, которые в Омской области представлены?

Это скорее группы влияния, которые представлены крупными предпринимателями, либо уже сложившимися в достаточно серьезное время, по региональным меркам, либо вновь проявившимися, но с какими-то не всегда понятными источниками средств на PR-деятельность.

Как с Вашей точки зрения Омская область представлена в федеральных медиа? Положительно, отрицательно?

На мой взгляд, как раз в этом вопросе достаточно серьезные пробелы, и мною поставлена задача перед Главным управлением информационной политики их ликвидировать. Я думаю, целенаправленно, осмысленно мы пока что не взаимодействуем с федеральными СМИ.

Интересно отметить, что когда мы некоторое время назад стали делать правильные шаги в этом направлении, то получили очень забавную реакцию от наших, так сказать, независимых СМИ: они стали заявлять, из зависти видимо, что мы тратим огромные деньги на московских пиарщиков. Я им могу сказать, что ни одной копейки мы не потратили.

Так почему омские власти стали появляться в федеральных СМИ?

Я думаю, что по одной простой причине: регион начал проявлять активность, осмысливаемую, совпадающую с информационными трендами. В конечном итоге, федеральным СМИ тоже нужны новости, они для этого и существуют. Поэтому, если мы формируем правильный контент, который интересен федеральным СМИ, они воспринимают это с большим интересом, без каких-либо лишних вопросов по поводу заключения договоров.

Могу привести недавний пример. Мы очень внимательно отслеживаем ситуацию с развитием производства оборонной продукции на омских предприятиях, поскольку Омск, и в советские времена, и сейчас – это один из крупнейших машиностроительных центров, там производится продукция разного назначения, в том числе, оборонная. Когда ситуация на Украине вошла в тот кризис, который до сих пор продолжается, оказалось, что комплектующие, которые используются в России, производятся на украинских оборонных предприятиях. Буквально недавно вышла информация о том, что украинское предприятие «Мотор-Сичь» отказалось поставлять газотурбинные малоразмерные двигатели для крылатых ракет. Губернатор еще летом высказывался на эту тему в СМИ, у нас идет достаточно серьезная работа в этом направлении по поддержке наших предприятий, и с точки зрения обеспечения их кадрами, и с точки зрения создания условий наибольшего благоприятствования, чтобы больше делали на Омской земле. Губернатор в очередной раз заявил о том, что мы понимаем, насколько это важно для страны, мы понимаем, что мы должны в этой ситуации сделать, и мы будем делать. Эта информация достаточно широко была растиражирована в федеральных изданиях. Вопрос: сколько мы за это заплатили? Нисколько.

Насколько Губернатор Омской области открыт для прессы?

Очень открыт.

Может ли журналист прийти к нему в кабинет?

Конечно, может, но не открыв пинком в дверь, хотя у нас и такие события тоже были. Почему-то журналисты считают, что так можно себя вести. Я думаю, это вопрос, извините, элементарного воспитания. Когда наш Губернатор выходит с заседания Правительства и идет к себе в кабинет, я часто видел сцены, при которых в том числе и ногу в дверь ставили. Есть определенный этикет, не аппаратный или властный, а просто элементарные правила приличия. К сожалению, иногда можно видеть, как журналисты этих элементарных правил приличия не соблюдают.

Понятно, что у Губернатора крайне жесткий график и попасть к нему лично достаточно сложно. Скорее, журналисты всегда пользуются возможностью на любых публичных мероприятиях подойти, задать вопрос и получить какую-то информацию. Я не могу сказать, что он отказывается от общения или уходит от вопросов.

На сколько Правительство Омской области в процентном соотношении формирует повестку дня? Создает информационный повод? По Вашим оценкам?

Не считал, но думаю, что в половине случаев, как минимум.

А вторая половина?

Это истории типа «попал под лошадь». У нас недавно был политолог Михаил Виноградов, он отметил, как очень значимый фактор, сравнительно высокую, по сравнению с среднероссийским уровнем, степень невротизации жителей Омской области, если судить по СМИ.

СМИ и формируют эту невротизацию.

Они постоянно выбрасывают «желтый» поток негатива в информационное пространство. Тем самым формируется пессимизм, следствием которого является депрессия у людей и даже в экономике. Люди не хотят быть предпринимателями в том городе, где все плохо. Они думают: либо уеду, либо ничего тут делать не буду, я буду бюджетником, я буду создавать нагрузку на социальную сферу, но я не буду стремиться ни к чему.

При этом те люди, которые считают, что они делают всё правильно, говорят: да что теперь, нельзя критиковать власть, власть хочет, чтобы только елей заливали в уши. Пытаюсь понять, какова их логика? Опять же, нужен определённый уровень либо профессионализма, либо понимания, кто заказчик. Заказчики – это, как правило, уважаемые люди, которые, на мой взгляд, не имея осмысленных рецептов создания ярких, эффективных, результативных проектов в Омской области, пытаются учить или оголтело критиковать. На этой критике, может быть, они пытаются получить либо политический PR, и как следствие властные и финансовые возможности. Это очень серьезная проблема. Другое дело, когда люди конструктивно критикуют, и я понимаю, что власть не идеальна. К сожалению, она всегда не идеальна, потому что слишком много разных интересов у целых групп населения, у конкретных людей. Всем угодить в принципе невозможно.

Что в вашем понимании свобода слова?

В моем понимании «свобода слова» - идеал, который недостижим в своем абсолюте, но который, как производная от свободы мысли, требует постоянной заботы и внимания – чтобы не зайти в те или иные крайности. К сожалению, эти слова в последнее время больше используются для разрушения – морали, общественных институтов, государств. На мой взгляд, это проблема, которую нельзя недооценивать.

Беседовал Алексей Яушев

rss